Генетический анализ для Кирилла, который хочет ходить в школу

С виду Кирилл – обыкновенный мальчишка. Ходит в первый класс, гоняет на велосипеде, рисует, лепит – все как у всех. На самом деле Кириллу и его родителям приходится бороться за каждое маленькое достижение.

25a2cea8a3f2fb57a8a18f774989dd6d.jpg

Кирилл родился в конце мая, первые месяцы его жизни пришлись на страшную летнюю жару 2010 года, которая уже давно стала притчей во языцех. Он развивался, как обычный ребенок, но ближе к году педиатр заметил шумы в сердце – оказалось, у Кирилла стеноз клапана легочной артерии. Дальше – больше, после перенесенного заболевания с высокой температурой добавился пролапс митрального клапана, а 2,5 года стало заметно отставание в развитии. Когда Кириллу было 5 лет, врачи говорили, что он сможет учиться только по коррекционной программе. Но родители не опускали руки, с ребенком постоянно занимались дефектолог и логопед, в результате Кирилл смог пойти в обычную школу. Правда в 8 лет. К этому времени и проблемы с сердцем отошли на второй план - давление на клапан легочной артерии снизилось, а пролапс митрального клапана хоть не исчез, но стал менее серьезным.

Казалось бы, все налаживается, но нет. Начались серьезные проблемы с почками. К уже имеющимся диагнозам добавилось еще гематурия, нефрокальциноз, солитарная киста почки и повышенная подвижность почки. «Только нормализуем что-то одно – появляется следующее», - жалуется мама Кирилла. В народе такое называют «хвост вытащил, нос увяз».

Сейчас Кириллу каждый день нужно пить таблетки, постоянно наблюдаться у кардиолога и нефролога, регулярно сдавать анализы и заниматься с логопедом – у Кирилла нарушена речь, он не может произносить часть звуков, с трудом может записать звучащую речь. Еще у Кирилла есть минимальная мозговая дисфункция (нарушение внимания и гиперактивность).

Врачи предполагают, что у всех проблем Кирилла, связанных с сердцем, почками, речью и психикой, может быть один корень. Если точно знать диагноз, можно будет подобрать грамотное лечение. Пока это не сделано, есть вероятность, что препараты, прописанные Кириллу, приносят не только пользу, но и вред. Чтобы дать точную оценку, нужен дорогостоящий генетический анализ. Его стоимость – 44 000 рублей. Никитины живут в подмосковном Щелково, у них двое детей.

© 2005–2018, БФ «Счастливый мир»