Уже 12 лет мы помогаем детям.


Отправь СМС со словом «шанс» на 7522!

За сентябрь собрано
875 252,55 руб.

За сентябрь потрачено
611 550,00 руб.

Помочь

Индия - страна контрастов (а также обезьян, отличных аэропортов и продвинутых трансплантаций)

Часто спрашивают, почему фонд «Счастливый мир» собирает деньги на лечение пациентов в определенных клиниках. Мы решили сделать серию публикаций о тех больницах и докторах, куда фонд «Счастливый мир» направляет пациентов. Сегодня президент фонда Александра Славянская рассказывает о том, почему частные клиники в Индии лучше и доступнее многих российских.

16681946_1318314438230254_1396886713586106469_n.jpg

Где легче отравиться?

Для многих людей Индия — это слоны, грязь, йога и опасность пищевого отравления, но на самом деле все не совсем так.

Слоны и грязь в Индии, конечно, есть, но отравиться некачественной едой можно и в Москве, купив пирожок у сомнительной торговки на вокзале. Разница лишь в том, что в Индии теплее, чем в России, и люди могут спать на улице и быстрее заболеть кишечными инфекциями. При этом здесь есть отличные аэропорты и частная медицина.

17022016_1327425770652454_7794080860026369786_n.jpg

В Дели огромный аэропорт. Пока бредешь до багажной ленты, сходит семь потов. Отличный аэропорт в Мумбаи. Его построили пару лет назад, и здесь на стенах много инсталляций, которые делали художники с хорошим знанием мировой литературы.

Вообще в Индии строят либо монументально, либо очень плохо. Здания из мрамора и бетона переживают сезон дождей, а лачуги — нет. Поэтому в одном месте можно сразу увидеть и хижины, и дворцы.

Мы поговорим о дворцах — нескольких госпиталях, находящихся в разных городах. Все частные клиники, которые мы посетили в Индии, - это современные здания, где можно увидеть не только самую современную медицинскую аппаратуру, но и скульптуры с фонтанами.

Разумеется, индийская частная медицина - вещь дорогая, но пока цены, например, на лучевую терапию в десять раз дешевле российских частных аналогов. В четыре раза дешевле германских. В московской клинике курс лечения стоит 40 тысяч долларов, в Индии такой же курс можно получить за четыре тысячи долларов.

Это колоссальная разница с учетом того, что оборудование, стоимость его обслуживания и необходимых материалов для лечения примерно одинаковы и в Индии, и в России. Да, в Индии много квалифицированной и очень дешевой рабочей силы, но здесь еще и другая норма прибыли.

В России и на Западе хотят, чтобы установка для лучевой терапии с каждой процедуры приносила многократный доход. В Индии пошли другим путем, и прибыль с каждой процедуры здесь поменьше, зато пациентов побольше.

Жить с чужим сердцем

Этот подход себя полностью оправдывает. В Индию уже едут из России, чтобы лечить ДЦП, эпилепсию. Быстро развиваются нейрохирургия, эндопротезирование, лечение рака и трансплантация органов.

Полтора года назад в Мумбаи открылась трансплантологическая клиника. Здесь уже сделали 39 пересадок сердца. В московской клинике имени Шумакова, которая занимается пересадками 20 лет, за год делают 100 подобных операций, но в России совершенно не развита педиатрическая трансплантология. В нашей стране невозможно даже подойти к родителям умершего ребенка и сказать о том, что его органы могли бы спасти чью-то жизнь. В Индии сейчас идет мощная просветительская компания. Люди понимают, что пересадка органов - это не страшилка про черных трансплантологов, а возможность принести пользу другим людям даже после собственной смерти. В результате, в стране возникла уникальная ситуация - донорских сердец больше, чем людей, которые в них нуждаются.

"Вы извините меня, конечно, за такой вопрос... - спрашивает бабушка маленькой пациентки. - Но доктор Балакришнан ест конину?".

Пациенты из Казахстана, хотят накрыть стол на прощание для индийских хирургов, которые пересадили сердце девочке по имени Адель.

Адель - шустрая, маленькая, черненькая, живет в палате с мамой и бабушкой. Мама рассказывает, что ехать на пересадку должны были двое - они решились, а мама другого мальчика отказалась, она испугалась, что в Индии грязно.

16999165_1325011970893834_7841405265839451628_n.jpg

Действительно, представления о санитарных нормах здесь другие. Мама Адели следит за тем, чтобы все медицинские сестры обязательно несколько раз мыли руки перед осмотром дочки. При этом Адель жива, бегает и резвится. Глядя на нее, невозможно представить себе, что ребенку недавно пересадили сердце.

Точно также этого не скажешь и о парне из соседней палаты - он моторикша, платило за него государство. Сердце ему пересадили 16 дней назад, и он собирается вернуться за руль своего желтого трехколесного друга, ибо делать больше ничего не умеет.

Мой знакомый в России ждет донорского сердца уже год. Пока нет надежды. Другой дождался было, но прямо накануне пересадки у него обнаружился псориаз - и пересадку отложили. Для сравнения. В госпитале в Ченнаи пациент ждет сердца примерно месяц, а в Мумбаи сердец больше, чем пациентов.

Медицина крупных городов

Для качественного лечения в Индии нужны деньги. По российским меркам весьма скромные, но их могут заплатить далеко не все индийцы. Зато в каждом крупном городе доступна медицинская помощь качественного европейского уровня. В России такую помощь можно получить лишь в Москве, например, в паре частных клиник. Несколько хороших больниц, где оказывают высокотехнологичную помощь, можно найти в Петербурге и в Екатеринбурге. И все. Жителям Волгограда, Рязани, Саратова, Тулы и других городов просто некуда идти даже с деньгами. Больные со всей России едут в Москву, столичные клиники не справляются с наплывом, люди своей очереди на операцию могут ждать годами. А упущенное время иногда превращается в потерянную жизнь.

Я до сих пор не понимаю, почему так происходит. Что мешает создать в регионах частные клиники, где людей будут лечить, как в Европе и в США. Можно найти инвесторов, но региональную российскую медицину нужно развивать. Человек не должен лететь 16 тысяч километров в Индию, чтобы там ему удалили камень в почках.

Индийские доктора

Меня поразили индийские врачи. Все доктора, с которыми я общалась, прекрасно образованы. У них свободный английский. Большинство специалистов учились или стажировались в США или Великобритании. Они привыкли работать в команде, и не считают себя «богами». В частных клиниках к пациенту относятся также, как в США и Европе. Реабилитация онкологических пациентов начинается сразу после операции.

И там совершенно другой уровень работы с персоналом.

Вот только один пример, в госпиталях Fortis на входе висит на стенде цветок, и персонал лепит магнитики на лепестки разного цвета - зелёный означает хорошее настроение, синий - так себе, красный – я зол. Начальник, заходя на работу, видит, в каком настроении сотрудники. У нас в России я не могу себе представить такую вещь. В лучшем случае доктора шёпотом рассказывают друг другу, какое настроение у главврача.

В Индии вообще очень важны человеческие отношения. Это хорошо, потому что фонд «Счастливый мир» может направлять своих подопечных в конкретные клиники. Это сложно, потому что устные договоренности здесь важнее бумаг и контрактов. В любом случае уже понятно, что в Индии есть медицина как система диагностики, лечения и реабилитации, а в России этой системы пока нет. Поэтому все больше россиян будут лечиться в Индии.

Отдельная благодарность Анне Вербиной и компании «Мединдия», благодаря которым стала возможной эта поездка.

16998098_1325013047560393_3119681976582520483_n.jpg

Array ( [ID] => 5514 [~ID] => 5514 [NAME] => Индия - страна контрастов (а также обезьян, отличных аэропортов и продвинутых трансплантаций) [~NAME] => Индия - страна контрастов (а также обезьян, отличных аэропортов и продвинутых трансплантаций) [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [DETAIL_TEXT] =>

Часто спрашивают, почему фонд «Счастливый мир» собирает деньги на лечение пациентов в определенных клиниках. Мы решили сделать серию публикаций о тех больницах и докторах, куда фонд «Счастливый мир» направляет пациентов. Сегодня президент фонда Александра Славянская рассказывает о том, почему частные клиники в Индии лучше и доступнее многих российских.

16681946_1318314438230254_1396886713586106469_n.jpg

Где легче отравиться?

Для многих людей Индия — это слоны, грязь, йога и опасность пищевого отравления, но на самом деле все не совсем так.

Слоны и грязь в Индии, конечно, есть, но отравиться некачественной едой можно и в Москве, купив пирожок у сомнительной торговки на вокзале. Разница лишь в том, что в Индии теплее, чем в России, и люди могут спать на улице и быстрее заболеть кишечными инфекциями. При этом здесь есть отличные аэропорты и частная медицина.

17022016_1327425770652454_7794080860026369786_n.jpg

В Дели огромный аэропорт. Пока бредешь до багажной ленты, сходит семь потов. Отличный аэропорт в Мумбаи. Его построили пару лет назад, и здесь на стенах много инсталляций, которые делали художники с хорошим знанием мировой литературы.

Вообще в Индии строят либо монументально, либо очень плохо. Здания из мрамора и бетона переживают сезон дождей, а лачуги — нет. Поэтому в одном месте можно сразу увидеть и хижины, и дворцы.

Мы поговорим о дворцах — нескольких госпиталях, находящихся в разных городах. Все частные клиники, которые мы посетили в Индии, - это современные здания, где можно увидеть не только самую современную медицинскую аппаратуру, но и скульптуры с фонтанами.

Разумеется, индийская частная медицина - вещь дорогая, но пока цены, например, на лучевую терапию в десять раз дешевле российских частных аналогов. В четыре раза дешевле германских. В московской клинике курс лечения стоит 40 тысяч долларов, в Индии такой же курс можно получить за четыре тысячи долларов.

Это колоссальная разница с учетом того, что оборудование, стоимость его обслуживания и необходимых материалов для лечения примерно одинаковы и в Индии, и в России. Да, в Индии много квалифицированной и очень дешевой рабочей силы, но здесь еще и другая норма прибыли.

В России и на Западе хотят, чтобы установка для лучевой терапии с каждой процедуры приносила многократный доход. В Индии пошли другим путем, и прибыль с каждой процедуры здесь поменьше, зато пациентов побольше.

Жить с чужим сердцем

Этот подход себя полностью оправдывает. В Индию уже едут из России, чтобы лечить ДЦП, эпилепсию. Быстро развиваются нейрохирургия, эндопротезирование, лечение рака и трансплантация органов.

Полтора года назад в Мумбаи открылась трансплантологическая клиника. Здесь уже сделали 39 пересадок сердца. В московской клинике имени Шумакова, которая занимается пересадками 20 лет, за год делают 100 подобных операций, но в России совершенно не развита педиатрическая трансплантология. В нашей стране невозможно даже подойти к родителям умершего ребенка и сказать о том, что его органы могли бы спасти чью-то жизнь. В Индии сейчас идет мощная просветительская компания. Люди понимают, что пересадка органов - это не страшилка про черных трансплантологов, а возможность принести пользу другим людям даже после собственной смерти. В результате, в стране возникла уникальная ситуация - донорских сердец больше, чем людей, которые в них нуждаются.

"Вы извините меня, конечно, за такой вопрос... - спрашивает бабушка маленькой пациентки. - Но доктор Балакришнан ест конину?".

Пациенты из Казахстана, хотят накрыть стол на прощание для индийских хирургов, которые пересадили сердце девочке по имени Адель.

Адель - шустрая, маленькая, черненькая, живет в палате с мамой и бабушкой. Мама рассказывает, что ехать на пересадку должны были двое - они решились, а мама другого мальчика отказалась, она испугалась, что в Индии грязно.

16999165_1325011970893834_7841405265839451628_n.jpg

Действительно, представления о санитарных нормах здесь другие. Мама Адели следит за тем, чтобы все медицинские сестры обязательно несколько раз мыли руки перед осмотром дочки. При этом Адель жива, бегает и резвится. Глядя на нее, невозможно представить себе, что ребенку недавно пересадили сердце.

Точно также этого не скажешь и о парне из соседней палаты - он моторикша, платило за него государство. Сердце ему пересадили 16 дней назад, и он собирается вернуться за руль своего желтого трехколесного друга, ибо делать больше ничего не умеет.

Мой знакомый в России ждет донорского сердца уже год. Пока нет надежды. Другой дождался было, но прямо накануне пересадки у него обнаружился псориаз - и пересадку отложили. Для сравнения. В госпитале в Ченнаи пациент ждет сердца примерно месяц, а в Мумбаи сердец больше, чем пациентов.

Медицина крупных городов

Для качественного лечения в Индии нужны деньги. По российским меркам весьма скромные, но их могут заплатить далеко не все индийцы. Зато в каждом крупном городе доступна медицинская помощь качественного европейского уровня. В России такую помощь можно получить лишь в Москве, например, в паре частных клиник. Несколько хороших больниц, где оказывают высокотехнологичную помощь, можно найти в Петербурге и в Екатеринбурге. И все. Жителям Волгограда, Рязани, Саратова, Тулы и других городов просто некуда идти даже с деньгами. Больные со всей России едут в Москву, столичные клиники не справляются с наплывом, люди своей очереди на операцию могут ждать годами. А упущенное время иногда превращается в потерянную жизнь.

Я до сих пор не понимаю, почему так происходит. Что мешает создать в регионах частные клиники, где людей будут лечить, как в Европе и в США. Можно найти инвесторов, но региональную российскую медицину нужно развивать. Человек не должен лететь 16 тысяч километров в Индию, чтобы там ему удалили камень в почках.

Индийские доктора

Меня поразили индийские врачи. Все доктора, с которыми я общалась, прекрасно образованы. У них свободный английский. Большинство специалистов учились или стажировались в США или Великобритании. Они привыкли работать в команде, и не считают себя «богами». В частных клиниках к пациенту относятся также, как в США и Европе. Реабилитация онкологических пациентов начинается сразу после операции.

И там совершенно другой уровень работы с персоналом.

Вот только один пример, в госпиталях Fortis на входе висит на стенде цветок, и персонал лепит магнитики на лепестки разного цвета - зелёный означает хорошее настроение, синий - так себе, красный – я зол. Начальник, заходя на работу, видит, в каком настроении сотрудники. У нас в России я не могу себе представить такую вещь. В лучшем случае доктора шёпотом рассказывают друг другу, какое настроение у главврача.

В Индии вообще очень важны человеческие отношения. Это хорошо, потому что фонд «Счастливый мир» может направлять своих подопечных в конкретные клиники. Это сложно, потому что устные договоренности здесь важнее бумаг и контрактов. В любом случае уже понятно, что в Индии есть медицина как система диагностики, лечения и реабилитации, а в России этой системы пока нет. Поэтому все больше россиян будут лечиться в Индии.

Отдельная благодарность Анне Вербиной и компании «Мединдия», благодаря которым стала возможной эта поездка.

16998098_1325013047560393_3119681976582520483_n.jpg

[~DETAIL_TEXT] =>

Часто спрашивают, почему фонд «Счастливый мир» собирает деньги на лечение пациентов в определенных клиниках. Мы решили сделать серию публикаций о тех больницах и докторах, куда фонд «Счастливый мир» направляет пациентов. Сегодня президент фонда Александра Славянская рассказывает о том, почему частные клиники в Индии лучше и доступнее многих российских.

16681946_1318314438230254_1396886713586106469_n.jpg

Где легче отравиться?

Для многих людей Индия — это слоны, грязь, йога и опасность пищевого отравления, но на самом деле все не совсем так.

Слоны и грязь в Индии, конечно, есть, но отравиться некачественной едой можно и в Москве, купив пирожок у сомнительной торговки на вокзале. Разница лишь в том, что в Индии теплее, чем в России, и люди могут спать на улице и быстрее заболеть кишечными инфекциями. При этом здесь есть отличные аэропорты и частная медицина.

17022016_1327425770652454_7794080860026369786_n.jpg

В Дели огромный аэропорт. Пока бредешь до багажной ленты, сходит семь потов. Отличный аэропорт в Мумбаи. Его построили пару лет назад, и здесь на стенах много инсталляций, которые делали художники с хорошим знанием мировой литературы.

Вообще в Индии строят либо монументально, либо очень плохо. Здания из мрамора и бетона переживают сезон дождей, а лачуги — нет. Поэтому в одном месте можно сразу увидеть и хижины, и дворцы.

Мы поговорим о дворцах — нескольких госпиталях, находящихся в разных городах. Все частные клиники, которые мы посетили в Индии, - это современные здания, где можно увидеть не только самую современную медицинскую аппаратуру, но и скульптуры с фонтанами.

Разумеется, индийская частная медицина - вещь дорогая, но пока цены, например, на лучевую терапию в десять раз дешевле российских частных аналогов. В четыре раза дешевле германских. В московской клинике курс лечения стоит 40 тысяч долларов, в Индии такой же курс можно получить за четыре тысячи долларов.

Это колоссальная разница с учетом того, что оборудование, стоимость его обслуживания и необходимых материалов для лечения примерно одинаковы и в Индии, и в России. Да, в Индии много квалифицированной и очень дешевой рабочей силы, но здесь еще и другая норма прибыли.

В России и на Западе хотят, чтобы установка для лучевой терапии с каждой процедуры приносила многократный доход. В Индии пошли другим путем, и прибыль с каждой процедуры здесь поменьше, зато пациентов побольше.

Жить с чужим сердцем

Этот подход себя полностью оправдывает. В Индию уже едут из России, чтобы лечить ДЦП, эпилепсию. Быстро развиваются нейрохирургия, эндопротезирование, лечение рака и трансплантация органов.

Полтора года назад в Мумбаи открылась трансплантологическая клиника. Здесь уже сделали 39 пересадок сердца. В московской клинике имени Шумакова, которая занимается пересадками 20 лет, за год делают 100 подобных операций, но в России совершенно не развита педиатрическая трансплантология. В нашей стране невозможно даже подойти к родителям умершего ребенка и сказать о том, что его органы могли бы спасти чью-то жизнь. В Индии сейчас идет мощная просветительская компания. Люди понимают, что пересадка органов - это не страшилка про черных трансплантологов, а возможность принести пользу другим людям даже после собственной смерти. В результате, в стране возникла уникальная ситуация - донорских сердец больше, чем людей, которые в них нуждаются.

"Вы извините меня, конечно, за такой вопрос... - спрашивает бабушка маленькой пациентки. - Но доктор Балакришнан ест конину?".

Пациенты из Казахстана, хотят накрыть стол на прощание для индийских хирургов, которые пересадили сердце девочке по имени Адель.

Адель - шустрая, маленькая, черненькая, живет в палате с мамой и бабушкой. Мама рассказывает, что ехать на пересадку должны были двое - они решились, а мама другого мальчика отказалась, она испугалась, что в Индии грязно.

16999165_1325011970893834_7841405265839451628_n.jpg

Действительно, представления о санитарных нормах здесь другие. Мама Адели следит за тем, чтобы все медицинские сестры обязательно несколько раз мыли руки перед осмотром дочки. При этом Адель жива, бегает и резвится. Глядя на нее, невозможно представить себе, что ребенку недавно пересадили сердце.

Точно также этого не скажешь и о парне из соседней палаты - он моторикша, платило за него государство. Сердце ему пересадили 16 дней назад, и он собирается вернуться за руль своего желтого трехколесного друга, ибо делать больше ничего не умеет.

Мой знакомый в России ждет донорского сердца уже год. Пока нет надежды. Другой дождался было, но прямо накануне пересадки у него обнаружился псориаз - и пересадку отложили. Для сравнения. В госпитале в Ченнаи пациент ждет сердца примерно месяц, а в Мумбаи сердец больше, чем пациентов.

Медицина крупных городов

Для качественного лечения в Индии нужны деньги. По российским меркам весьма скромные, но их могут заплатить далеко не все индийцы. Зато в каждом крупном городе доступна медицинская помощь качественного европейского уровня. В России такую помощь можно получить лишь в Москве, например, в паре частных клиник. Несколько хороших больниц, где оказывают высокотехнологичную помощь, можно найти в Петербурге и в Екатеринбурге. И все. Жителям Волгограда, Рязани, Саратова, Тулы и других городов просто некуда идти даже с деньгами. Больные со всей России едут в Москву, столичные клиники не справляются с наплывом, люди своей очереди на операцию могут ждать годами. А упущенное время иногда превращается в потерянную жизнь.

Я до сих пор не понимаю, почему так происходит. Что мешает создать в регионах частные клиники, где людей будут лечить, как в Европе и в США. Можно найти инвесторов, но региональную российскую медицину нужно развивать. Человек не должен лететь 16 тысяч километров в Индию, чтобы там ему удалили камень в почках.

Индийские доктора

Меня поразили индийские врачи. Все доктора, с которыми я общалась, прекрасно образованы. У них свободный английский. Большинство специалистов учились или стажировались в США или Великобритании. Они привыкли работать в команде, и не считают себя «богами». В частных клиниках к пациенту относятся также, как в США и Европе. Реабилитация онкологических пациентов начинается сразу после операции.

И там совершенно другой уровень работы с персоналом.

Вот только один пример, в госпиталях Fortis на входе висит на стенде цветок, и персонал лепит магнитики на лепестки разного цвета - зелёный означает хорошее настроение, синий - так себе, красный – я зол. Начальник, заходя на работу, видит, в каком настроении сотрудники. У нас в России я не могу себе представить такую вещь. В лучшем случае доктора шёпотом рассказывают друг другу, какое настроение у главврача.

В Индии вообще очень важны человеческие отношения. Это хорошо, потому что фонд «Счастливый мир» может направлять своих подопечных в конкретные клиники. Это сложно, потому что устные договоренности здесь важнее бумаг и контрактов. В любом случае уже понятно, что в Индии есть медицина как система диагностики, лечения и реабилитации, а в России этой системы пока нет. Поэтому все больше россиян будут лечиться в Индии.

Отдельная благодарность Анне Вербиной и компании «Мединдия», благодаря которым стала возможной эта поездка.

16998098_1325013047560393_3119681976582520483_n.jpg

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Мы решили сделать серию публикаций о тех больницах и докторах, куда фонд «Счастливый мир» направляет пациентов. [~PREVIEW_TEXT] => Мы решили сделать серию публикаций о тех больницах и докторах, куда фонд «Счастливый мир» направляет пациентов. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [ACTIVE_FROM] => 14.03.2017 [~ACTIVE_FROM] => 14.03.2017 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/Indiya---strana-kontrastov--a-takzhe-obezyan--otlichnykh-aeroportov-i-prodvinutykh-transplantatsiy--/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/Indiya---strana-kontrastov--a-takzhe-obezyan--otlichnykh-aeroportov-i-prodvinutykh-transplantatsiy--/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => Indiya---strana-kontrastov--a-takzhe-obezyan--otlichnykh-aeroportov-i-prodvinutykh-transplantatsiy-- [~CODE] => Indiya---strana-kontrastov--a-takzhe-obezyan--otlichnykh-aeroportov-i-prodvinutykh-transplantatsiy-- [EXTERNAL_ID] => 5514 [~EXTERNAL_ID] => 5514 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 14.03.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [ID] => 5514 ) [PROPERTIES] => Array ( [TITLE] => Array ( [ID] => 10 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => TITLE [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 10263 [VALUE] => Индия - страна контрастов (а также обезьян, отличных аэропортов и продвинутых трансплантаций) [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Индия - страна контрастов (а также обезьян, отличных аэропортов и продвинутых трансплантаций) [~DESCRIPTION] => [~NAME] => TITLE [~DEFAULT_VALUE] => ) [DESCRIPTION] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => DESCRIPTION [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => DESCRIPTION [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => DESCRIPTION [~DEFAULT_VALUE] => ) [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 12 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => KEYWORDS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => KEYWORDS [~DEFAULT_VALUE] => ) [SOURCE] => Array ( [ID] => 13 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:55:05 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Источник (URL) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Источник (URL) [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHILDREN] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-22 18:58:12 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ребенок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => CHILDREN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 10 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ребенок [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS] => Array ( [ID] => 55 [TIMESTAMP_X] => 2017-02-14 13:35:24 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 11.07.2013 11:39:11 [~TIMESTAMP_X] => 11.07.2013 11:39:11 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => N [~SECTION_PROPERTY] => N [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => [~SERVER_NAME] => ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => )

Помочь детям прямо сейчас