Уже 12 лет мы помогаем детям.


Отправь СМС со словом «шанс» на 7522!

За сентябрь собрано
875 252,55 руб.

За сентябрь потрачено
611 550,00 руб.

Помочь

Наша команда: Люди «Счастливого мира»

Что нужно сделать родителям при обращении в фонд «Счастливый мир». Почему благотворительная организация не может помочь всем желающим. Как сделать сборы на ребенка более успешным? Об этом мы беседуем с Михаилом Петренко — менеджером проектов фонда.

- Михаил, когда ты пришел в «Счастливый мир»?

- В «Счастливый мир» я пришел полгода назад, 6 июля 2016 года. Фонду был необходим психологически устойчивый человек, способный справляться с большим потоком информации. Нужно было уметь переносить родительские слезы и не принимать чужие ситуации близко к сердцу.

- А кто ты по образованию?

- Я юрист, уголовная специализация. Я проходил службу в армии, а также в правоохранительных органах.

- В чем состоят твои обязанности?

- Их много. Самая главная - это общение с родителями детей, которым нужна помощь. Я принимаю заявки, затем отбираю их по тем критериям, которые есть у нас в фонде.

После этого подготовленный пакет документов и письмо родителей я передаю на рассмотрение в попечительский совет фонда «Счастливый мир», который принимает решение: брать ребенка или не брать.

Еще я помогаю в поиске клиники ребенку, если родители не могут сделать это самостоятельно. В дальнейшем каждый ребенок, с которым работает фонд, мною курируется лично. При необходимости я занимаюсь покупкой лекарств, расходников, поездками в клинику на лечение и обратно. Покупаю билеты, общаюсь, если необходимо с посольством, для получения приглашения. Иногда приходится решать вопросы со встречей в аэропорту, с проживанием ребенка. Я общаюсь с врачами, запрашиваю счета, контролирую оплату этих счетов. Почти все, что связано с лечением детей, которыми занимается фонд, делаю я.

- Что самое важное при первом контакте с родителями нового подопечного?

- Понять саму ситуацию. Какой у ребенка диагноз, где он живет. Можно ли его вылечить или нет (это называется «инкурабельность»).

Детей, которых невозможно вылечить, мы не берем на сбор.

Далее я передаю документы нашим врачам- онкологам в Петербурге, Потом их смотрит попечительский совет, который принимает окончательное решение об открытии сбора на ребенка.

Иногда возникают проблемы в общении с родителями. Их состояние можно понять, но бывают ситуации, когда родители после отказа фонда проявляют агрессию, впадают в истерику или в апатию. Моя задача в этот момент — успокоить человека, объяснить ему ситуацию.

Очень тяжело отказывать родителям по причине неизлечимой болезни ребенка.

- А кто принимает решение об инкурабельности потенциального подопечного фонда?

- Врачи, специалисты, с которыми сотрудничает фонд.

- Родители передают фонду копии документов до или после решения об открытии сборов?

- В момент обращения к нам. Попечительский совет «Счастливого мира» принимает решение только на основании полного пакета документов.

Если есть какая-то критическая или сложная ситуация, мы сокращаем число документов до наиболее важных. Главное — это медицинские документы и счет из клиники, если родители уже знают, где их будут лечить. Еще очень нужна фотография ребенка, чтобы разместить ее на сайт и в соцсети после того, как принято решение о начале сбора.

- Скажи, пожалуйста, а родители понимают, что само согласие фонда «Счастливый мир», как и любого другого благотворительного фонда, на сбор денег — это не гарантия того, что они будут собраны?

- 90 процентов родителей, которые обращаются к нам, хотят получить деньги мгновенно. Я всегда отвечаю, что у фонда нет своих денег. Все наши пожертвования адресные, через сайт, через соцсети. Это долгий процесс и не всегда успешный. То есть, мы, как и любой другой фонд, не можем обещать, что соберем миллион рублей девочке Маше за неделю или за месяц.

- Тем не менее, можно ли говорить о среднем времени, за которое собирается необходимая сумма. Можно ли спрогнозировать, что вот на Машу мы точно соберем, а на Петю, скорее всего, нет?

- В благотворительности сложно делать прогнозы. Известно, что люди, у которых есть проблемы, скорее всего помогут другим, оказавшимся в подобной ситуации. Если мы возьмем ребенка с редким диагнозом, и найдется обеспеченный человек, у которого родственники или он сам болели этим, возможно, что он единовременно даст всю сумму на этого мальчика или девочку. Недавно у нас было пожертвование в один миллион рублей, и деньги на лечение ребенка собрали меньше чем за месяц. А бывают моменты, когда сбор затягивается надолго.

- Можно рассказать о конкретном случае, когда сбор затянулся, но в результате все кончилось хорошо?

- Да. Я помню историю Лизы Огай. Для нее нужно было собрать очень большую сумму, что отпугивало жертвователей. Если ты видишь, что нужно больше 10 миллионов, а всего пожертвовано 5 тысяч, то ты понимаешь, что твои деньги - это капля в море, они ничего не решат.

К счастью, нам помогли другие фонды. Мы смогли сократить сумму сборов в несколько раз, и пожертвования пошли куда активнее. Люди понимали, что их деньги обязательно помогут успешно завершить сбор. В конце-концов все так и случилось.

- А какая сумма сбора начинает отпугивать жертвователей?

- Больше двух с половиной миллионов рублей. Поэтому фонд часто собирает деньги частями, чтобы сумма не выглядела сразу такой большой. Мы можем разделить, допустим, сбор на операцию и на химиотерапию.

- На что чаще всего родители просят деньги?

- На операции, реабилитацию, лекарства

- А бывают случаи, когда родителям приходится объяснять, что их просьба, их желание в принципе невыполнимы?

- Конечно. Фонд «Счастливый мир» не собирает денег на экспериментальное лечение, на альтернативные методы лечения. Мы не работаем с сомнительными клиниками, которые, условно говоря, обещают исцелить всех с помощью стволовых клеток или новейших методов лечения, эффективность которых однозначно не подтверждена. Мы не можем собирать деньги на такие эксперименты.

-Скажи, пожалуйста, у тебя возникают какие-то личные отношения с семьями подопечных. Если говорить совсем просто, могут ли быть «любимцы», у человека, который работает с людьми, которым нужна помощь?

- Нет, любимцев у меня нет и быть не может. Все дети для меня одинаковы. Конечно, я пришел в «Счастливый мир» не так давно, и многие дети, которые сейчас на сборе, появились у фонда до моего прихода. В этом смысле, я лучше знаю ситуацию тех детей, с которыми лично работал с самого начала. Это не значит, что они мне более дороги, просто их историю я знаю лучше. Я общаюсь со многими родителями наших подопечных, но, повторяю, ко всем детям я отношусь одинаково.

- Какой бы совет ты дал родителям, которые обращаются в фонд «Счастливый мир» за помощью?

- Думать о своем ребенке, думать о его здоровье, думать, что для него будет лучше. Наш фонд работает честно, открыто, у нас очень много подопечных, которым мы уже помогли, которые ведут полноценный, здоровый образ жизни. Мы действительно можем помочь вашему ребенку, наша команда работает над сбором средств. Поэтому, фонд «Счастливый мир» действительно хочет помочь тем, на кого открывает сбор. Но нам нужна помощь и со стороны родителей подопечных.

Когда вы рассказываете историю своего ребенка, не нужно писать только голые факты и диагнозы. Вы - мама или папа, бабушка или дедушка, вы любите своих детей, поэтому пишите от души. Чтобы ваше обращение тронуло не только нас, сотрудников фонда, но и тех, кто будет жертвовать свои деньги на спасение жизни и здоровья вашего сына или дочери.

- Что самое тяжелое и самое радостное в твоей работе?

- Самое тяжелое - это смерть подопечных. Начинаешь спрашивать себя, все ли ты сделал правильно. Но такие мысли надо обязательно отбрасывать, иначе человек не сможет работать. К сожалению, всем помочь невозможно. Да, мы в фонде, врачи в больнице делали все, что могли, но иногда люди умирают от болезни, несмотря на лечение и помощь.

Самое радостное - это видеть наших подопечных счастливыми, улыбающимися, живыми, здоровыми. Читать благодарственные письма родителей. Разговаривать с детьми, которые поправились, получать от них какие-то подарки, поделки, радостные отзывы. Это вот самое приятное - видеть улыбки и счастье детей и их родителей.

Array ( [ID] => 5506 [~ID] => 5506 [NAME] => Наша команда: Люди «Счастливого мира» [~NAME] => Наша команда: Люди «Счастливого мира» [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [DETAIL_TEXT] =>

Что нужно сделать родителям при обращении в фонд «Счастливый мир». Почему благотворительная организация не может помочь всем желающим. Как сделать сборы на ребенка более успешным? Об этом мы беседуем с Михаилом Петренко — менеджером проектов фонда.

- Михаил, когда ты пришел в «Счастливый мир»?

- В «Счастливый мир» я пришел полгода назад, 6 июля 2016 года. Фонду был необходим психологически устойчивый человек, способный справляться с большим потоком информации. Нужно было уметь переносить родительские слезы и не принимать чужие ситуации близко к сердцу.

- А кто ты по образованию?

- Я юрист, уголовная специализация. Я проходил службу в армии, а также в правоохранительных органах.

- В чем состоят твои обязанности?

- Их много. Самая главная - это общение с родителями детей, которым нужна помощь. Я принимаю заявки, затем отбираю их по тем критериям, которые есть у нас в фонде.

После этого подготовленный пакет документов и письмо родителей я передаю на рассмотрение в попечительский совет фонда «Счастливый мир», который принимает решение: брать ребенка или не брать.

Еще я помогаю в поиске клиники ребенку, если родители не могут сделать это самостоятельно. В дальнейшем каждый ребенок, с которым работает фонд, мною курируется лично. При необходимости я занимаюсь покупкой лекарств, расходников, поездками в клинику на лечение и обратно. Покупаю билеты, общаюсь, если необходимо с посольством, для получения приглашения. Иногда приходится решать вопросы со встречей в аэропорту, с проживанием ребенка. Я общаюсь с врачами, запрашиваю счета, контролирую оплату этих счетов. Почти все, что связано с лечением детей, которыми занимается фонд, делаю я.

- Что самое важное при первом контакте с родителями нового подопечного?

- Понять саму ситуацию. Какой у ребенка диагноз, где он живет. Можно ли его вылечить или нет (это называется «инкурабельность»).

Детей, которых невозможно вылечить, мы не берем на сбор.

Далее я передаю документы нашим врачам- онкологам в Петербурге, Потом их смотрит попечительский совет, который принимает окончательное решение об открытии сбора на ребенка.

Иногда возникают проблемы в общении с родителями. Их состояние можно понять, но бывают ситуации, когда родители после отказа фонда проявляют агрессию, впадают в истерику или в апатию. Моя задача в этот момент — успокоить человека, объяснить ему ситуацию.

Очень тяжело отказывать родителям по причине неизлечимой болезни ребенка.

- А кто принимает решение об инкурабельности потенциального подопечного фонда?

- Врачи, специалисты, с которыми сотрудничает фонд.

- Родители передают фонду копии документов до или после решения об открытии сборов?

- В момент обращения к нам. Попечительский совет «Счастливого мира» принимает решение только на основании полного пакета документов.

Если есть какая-то критическая или сложная ситуация, мы сокращаем число документов до наиболее важных. Главное — это медицинские документы и счет из клиники, если родители уже знают, где их будут лечить. Еще очень нужна фотография ребенка, чтобы разместить ее на сайт и в соцсети после того, как принято решение о начале сбора.

- Скажи, пожалуйста, а родители понимают, что само согласие фонда «Счастливый мир», как и любого другого благотворительного фонда, на сбор денег — это не гарантия того, что они будут собраны?

- 90 процентов родителей, которые обращаются к нам, хотят получить деньги мгновенно. Я всегда отвечаю, что у фонда нет своих денег. Все наши пожертвования адресные, через сайт, через соцсети. Это долгий процесс и не всегда успешный. То есть, мы, как и любой другой фонд, не можем обещать, что соберем миллион рублей девочке Маше за неделю или за месяц.

- Тем не менее, можно ли говорить о среднем времени, за которое собирается необходимая сумма. Можно ли спрогнозировать, что вот на Машу мы точно соберем, а на Петю, скорее всего, нет?

- В благотворительности сложно делать прогнозы. Известно, что люди, у которых есть проблемы, скорее всего помогут другим, оказавшимся в подобной ситуации. Если мы возьмем ребенка с редким диагнозом, и найдется обеспеченный человек, у которого родственники или он сам болели этим, возможно, что он единовременно даст всю сумму на этого мальчика или девочку. Недавно у нас было пожертвование в один миллион рублей, и деньги на лечение ребенка собрали меньше чем за месяц. А бывают моменты, когда сбор затягивается надолго.

- Можно рассказать о конкретном случае, когда сбор затянулся, но в результате все кончилось хорошо?

- Да. Я помню историю Лизы Огай. Для нее нужно было собрать очень большую сумму, что отпугивало жертвователей. Если ты видишь, что нужно больше 10 миллионов, а всего пожертвовано 5 тысяч, то ты понимаешь, что твои деньги - это капля в море, они ничего не решат.

К счастью, нам помогли другие фонды. Мы смогли сократить сумму сборов в несколько раз, и пожертвования пошли куда активнее. Люди понимали, что их деньги обязательно помогут успешно завершить сбор. В конце-концов все так и случилось.

- А какая сумма сбора начинает отпугивать жертвователей?

- Больше двух с половиной миллионов рублей. Поэтому фонд часто собирает деньги частями, чтобы сумма не выглядела сразу такой большой. Мы можем разделить, допустим, сбор на операцию и на химиотерапию.

- На что чаще всего родители просят деньги?

- На операции, реабилитацию, лекарства

- А бывают случаи, когда родителям приходится объяснять, что их просьба, их желание в принципе невыполнимы?

- Конечно. Фонд «Счастливый мир» не собирает денег на экспериментальное лечение, на альтернативные методы лечения. Мы не работаем с сомнительными клиниками, которые, условно говоря, обещают исцелить всех с помощью стволовых клеток или новейших методов лечения, эффективность которых однозначно не подтверждена. Мы не можем собирать деньги на такие эксперименты.

-Скажи, пожалуйста, у тебя возникают какие-то личные отношения с семьями подопечных. Если говорить совсем просто, могут ли быть «любимцы», у человека, который работает с людьми, которым нужна помощь?

- Нет, любимцев у меня нет и быть не может. Все дети для меня одинаковы. Конечно, я пришел в «Счастливый мир» не так давно, и многие дети, которые сейчас на сборе, появились у фонда до моего прихода. В этом смысле, я лучше знаю ситуацию тех детей, с которыми лично работал с самого начала. Это не значит, что они мне более дороги, просто их историю я знаю лучше. Я общаюсь со многими родителями наших подопечных, но, повторяю, ко всем детям я отношусь одинаково.

- Какой бы совет ты дал родителям, которые обращаются в фонд «Счастливый мир» за помощью?

- Думать о своем ребенке, думать о его здоровье, думать, что для него будет лучше. Наш фонд работает честно, открыто, у нас очень много подопечных, которым мы уже помогли, которые ведут полноценный, здоровый образ жизни. Мы действительно можем помочь вашему ребенку, наша команда работает над сбором средств. Поэтому, фонд «Счастливый мир» действительно хочет помочь тем, на кого открывает сбор. Но нам нужна помощь и со стороны родителей подопечных.

Когда вы рассказываете историю своего ребенка, не нужно писать только голые факты и диагнозы. Вы - мама или папа, бабушка или дедушка, вы любите своих детей, поэтому пишите от души. Чтобы ваше обращение тронуло не только нас, сотрудников фонда, но и тех, кто будет жертвовать свои деньги на спасение жизни и здоровья вашего сына или дочери.

- Что самое тяжелое и самое радостное в твоей работе?

- Самое тяжелое - это смерть подопечных. Начинаешь спрашивать себя, все ли ты сделал правильно. Но такие мысли надо обязательно отбрасывать, иначе человек не сможет работать. К сожалению, всем помочь невозможно. Да, мы в фонде, врачи в больнице делали все, что могли, но иногда люди умирают от болезни, несмотря на лечение и помощь.

Самое радостное - это видеть наших подопечных счастливыми, улыбающимися, живыми, здоровыми. Читать благодарственные письма родителей. Разговаривать с детьми, которые поправились, получать от них какие-то подарки, поделки, радостные отзывы. Это вот самое приятное - видеть улыбки и счастье детей и их родителей.

[~DETAIL_TEXT] =>

Что нужно сделать родителям при обращении в фонд «Счастливый мир». Почему благотворительная организация не может помочь всем желающим. Как сделать сборы на ребенка более успешным? Об этом мы беседуем с Михаилом Петренко — менеджером проектов фонда.

- Михаил, когда ты пришел в «Счастливый мир»?

- В «Счастливый мир» я пришел полгода назад, 6 июля 2016 года. Фонду был необходим психологически устойчивый человек, способный справляться с большим потоком информации. Нужно было уметь переносить родительские слезы и не принимать чужие ситуации близко к сердцу.

- А кто ты по образованию?

- Я юрист, уголовная специализация. Я проходил службу в армии, а также в правоохранительных органах.

- В чем состоят твои обязанности?

- Их много. Самая главная - это общение с родителями детей, которым нужна помощь. Я принимаю заявки, затем отбираю их по тем критериям, которые есть у нас в фонде.

После этого подготовленный пакет документов и письмо родителей я передаю на рассмотрение в попечительский совет фонда «Счастливый мир», который принимает решение: брать ребенка или не брать.

Еще я помогаю в поиске клиники ребенку, если родители не могут сделать это самостоятельно. В дальнейшем каждый ребенок, с которым работает фонд, мною курируется лично. При необходимости я занимаюсь покупкой лекарств, расходников, поездками в клинику на лечение и обратно. Покупаю билеты, общаюсь, если необходимо с посольством, для получения приглашения. Иногда приходится решать вопросы со встречей в аэропорту, с проживанием ребенка. Я общаюсь с врачами, запрашиваю счета, контролирую оплату этих счетов. Почти все, что связано с лечением детей, которыми занимается фонд, делаю я.

- Что самое важное при первом контакте с родителями нового подопечного?

- Понять саму ситуацию. Какой у ребенка диагноз, где он живет. Можно ли его вылечить или нет (это называется «инкурабельность»).

Детей, которых невозможно вылечить, мы не берем на сбор.

Далее я передаю документы нашим врачам- онкологам в Петербурге, Потом их смотрит попечительский совет, который принимает окончательное решение об открытии сбора на ребенка.

Иногда возникают проблемы в общении с родителями. Их состояние можно понять, но бывают ситуации, когда родители после отказа фонда проявляют агрессию, впадают в истерику или в апатию. Моя задача в этот момент — успокоить человека, объяснить ему ситуацию.

Очень тяжело отказывать родителям по причине неизлечимой болезни ребенка.

- А кто принимает решение об инкурабельности потенциального подопечного фонда?

- Врачи, специалисты, с которыми сотрудничает фонд.

- Родители передают фонду копии документов до или после решения об открытии сборов?

- В момент обращения к нам. Попечительский совет «Счастливого мира» принимает решение только на основании полного пакета документов.

Если есть какая-то критическая или сложная ситуация, мы сокращаем число документов до наиболее важных. Главное — это медицинские документы и счет из клиники, если родители уже знают, где их будут лечить. Еще очень нужна фотография ребенка, чтобы разместить ее на сайт и в соцсети после того, как принято решение о начале сбора.

- Скажи, пожалуйста, а родители понимают, что само согласие фонда «Счастливый мир», как и любого другого благотворительного фонда, на сбор денег — это не гарантия того, что они будут собраны?

- 90 процентов родителей, которые обращаются к нам, хотят получить деньги мгновенно. Я всегда отвечаю, что у фонда нет своих денег. Все наши пожертвования адресные, через сайт, через соцсети. Это долгий процесс и не всегда успешный. То есть, мы, как и любой другой фонд, не можем обещать, что соберем миллион рублей девочке Маше за неделю или за месяц.

- Тем не менее, можно ли говорить о среднем времени, за которое собирается необходимая сумма. Можно ли спрогнозировать, что вот на Машу мы точно соберем, а на Петю, скорее всего, нет?

- В благотворительности сложно делать прогнозы. Известно, что люди, у которых есть проблемы, скорее всего помогут другим, оказавшимся в подобной ситуации. Если мы возьмем ребенка с редким диагнозом, и найдется обеспеченный человек, у которого родственники или он сам болели этим, возможно, что он единовременно даст всю сумму на этого мальчика или девочку. Недавно у нас было пожертвование в один миллион рублей, и деньги на лечение ребенка собрали меньше чем за месяц. А бывают моменты, когда сбор затягивается надолго.

- Можно рассказать о конкретном случае, когда сбор затянулся, но в результате все кончилось хорошо?

- Да. Я помню историю Лизы Огай. Для нее нужно было собрать очень большую сумму, что отпугивало жертвователей. Если ты видишь, что нужно больше 10 миллионов, а всего пожертвовано 5 тысяч, то ты понимаешь, что твои деньги - это капля в море, они ничего не решат.

К счастью, нам помогли другие фонды. Мы смогли сократить сумму сборов в несколько раз, и пожертвования пошли куда активнее. Люди понимали, что их деньги обязательно помогут успешно завершить сбор. В конце-концов все так и случилось.

- А какая сумма сбора начинает отпугивать жертвователей?

- Больше двух с половиной миллионов рублей. Поэтому фонд часто собирает деньги частями, чтобы сумма не выглядела сразу такой большой. Мы можем разделить, допустим, сбор на операцию и на химиотерапию.

- На что чаще всего родители просят деньги?

- На операции, реабилитацию, лекарства

- А бывают случаи, когда родителям приходится объяснять, что их просьба, их желание в принципе невыполнимы?

- Конечно. Фонд «Счастливый мир» не собирает денег на экспериментальное лечение, на альтернативные методы лечения. Мы не работаем с сомнительными клиниками, которые, условно говоря, обещают исцелить всех с помощью стволовых клеток или новейших методов лечения, эффективность которых однозначно не подтверждена. Мы не можем собирать деньги на такие эксперименты.

-Скажи, пожалуйста, у тебя возникают какие-то личные отношения с семьями подопечных. Если говорить совсем просто, могут ли быть «любимцы», у человека, который работает с людьми, которым нужна помощь?

- Нет, любимцев у меня нет и быть не может. Все дети для меня одинаковы. Конечно, я пришел в «Счастливый мир» не так давно, и многие дети, которые сейчас на сборе, появились у фонда до моего прихода. В этом смысле, я лучше знаю ситуацию тех детей, с которыми лично работал с самого начала. Это не значит, что они мне более дороги, просто их историю я знаю лучше. Я общаюсь со многими родителями наших подопечных, но, повторяю, ко всем детям я отношусь одинаково.

- Какой бы совет ты дал родителям, которые обращаются в фонд «Счастливый мир» за помощью?

- Думать о своем ребенке, думать о его здоровье, думать, что для него будет лучше. Наш фонд работает честно, открыто, у нас очень много подопечных, которым мы уже помогли, которые ведут полноценный, здоровый образ жизни. Мы действительно можем помочь вашему ребенку, наша команда работает над сбором средств. Поэтому, фонд «Счастливый мир» действительно хочет помочь тем, на кого открывает сбор. Но нам нужна помощь и со стороны родителей подопечных.

Когда вы рассказываете историю своего ребенка, не нужно писать только голые факты и диагнозы. Вы - мама или папа, бабушка или дедушка, вы любите своих детей, поэтому пишите от души. Чтобы ваше обращение тронуло не только нас, сотрудников фонда, но и тех, кто будет жертвовать свои деньги на спасение жизни и здоровья вашего сына или дочери.

- Что самое тяжелое и самое радостное в твоей работе?

- Самое тяжелое - это смерть подопечных. Начинаешь спрашивать себя, все ли ты сделал правильно. Но такие мысли надо обязательно отбрасывать, иначе человек не сможет работать. К сожалению, всем помочь невозможно. Да, мы в фонде, врачи в больнице делали все, что могли, но иногда люди умирают от болезни, несмотря на лечение и помощь.

Самое радостное - это видеть наших подопечных счастливыми, улыбающимися, живыми, здоровыми. Читать благодарственные письма родителей. Разговаривать с детьми, которые поправились, получать от них какие-то подарки, поделки, радостные отзывы. Это вот самое приятное - видеть улыбки и счастье детей и их родителей.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Михаил Петренко, менеджер проектов: «90 процентов родителей, которые обращаются к нам, хотят получить деньги мгновенно» [~PREVIEW_TEXT] => Михаил Петренко, менеджер проектов: «90 процентов родителей, которые обращаются к нам, хотят получить деньги мгновенно» [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => [~DETAIL_PICTURE] => [ACTIVE_FROM] => 09.03.2017 [~ACTIVE_FROM] => 09.03.2017 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => /news/Nasha-komanda--Lyudi--Schastlivogo-mira-/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /news/Nasha-komanda--Lyudi--Schastlivogo-mira-/ [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [CODE] => Nasha-komanda--Lyudi--Schastlivogo-mira- [~CODE] => Nasha-komanda--Lyudi--Schastlivogo-mira- [EXTERNAL_ID] => 5506 [~EXTERNAL_ID] => 5506 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [IBLOCK_CODE] => news [~IBLOCK_CODE] => news [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LID] => s1 [~LID] => s1 [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 09.03.2017 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [ID] => 5506 ) [PROPERTIES] => Array ( [TITLE] => Array ( [ID] => 10 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => TITLE [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TITLE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 10245 [VALUE] => Наша команда: Люди «Счастливого мира» [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Наша команда: Люди «Счастливого мира» [~DESCRIPTION] => [~NAME] => TITLE [~DEFAULT_VALUE] => ) [DESCRIPTION] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => DESCRIPTION [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => DESCRIPTION [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => DESCRIPTION [~DEFAULT_VALUE] => ) [KEYWORDS] => Array ( [ID] => 12 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:44:59 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => KEYWORDS [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => KEYWORDS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => KEYWORDS [~DEFAULT_VALUE] => ) [SOURCE] => Array ( [ID] => 13 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-11 11:55:05 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Источник (URL) [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SOURCE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Источник (URL) [~DEFAULT_VALUE] => ) [CHILDREN] => Array ( [ID] => 33 [TIMESTAMP_X] => 2013-07-22 18:58:12 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Ребенок [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => CHILDREN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 10 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Ребенок [~DEFAULT_VALUE] => ) [TAGS] => Array ( [ID] => 55 [TIMESTAMP_X] => 2017-02-14 13:35:24 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Теги [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => TAGS [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 1 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Теги [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 11.07.2013 11:39:11 [~TIMESTAMP_X] => 11.07.2013 11:39:11 [IBLOCK_TYPE_ID] => news [~IBLOCK_TYPE_ID] => news [LID] => s1 [~LID] => s1 [CODE] => news [~CODE] => news [NAME] => Новости [~NAME] => Новости [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /news/ [~LIST_PAGE_URL] => /news/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/news/#SECTION_CODE#/ [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => text [~DESCRIPTION_TYPE] => text [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => furniture_news_s1 [~XML_ID] => furniture_news_s1 [TMP_ID] => [~TMP_ID] => [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => N [~INDEX_SECTION] => N [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => [~LIST_MODE] => [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => N [~SECTION_PROPERTY] => N [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Новости [~ELEMENTS_NAME] => Новости [ELEMENT_NAME] => Новость [~ELEMENT_NAME] => Новость [EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [~EXTERNAL_ID] => furniture_news_s1 [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => [~SERVER_NAME] => ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => )

Помочь детям прямо сейчас