Сколько стоит реабилитация

Андрей Зайцев

Часто на сайте фонда «Счастливый мир» и на сайтах других благотворительных фондов можно увидеть просьбы о помощи. Взрослому или ребенку после травмы, инсульта или с врожденным заболеванием требуется помощь в оплате реабилитационных центров. Стоимость и продолжительность курса реабилитации очень разная – от нескольких дней до полугода, от десятков тысяч рублей до десятков тысяч евро. Попробуем разобраться, от чего зависит цена реабилитации в специализированных центрах, и кому она нужна.

Кому нужна реабилитация

«Семь из десяти человек, которые обращаются реабилитационные центры, подобные Междисциплинарному центру реабилитации, могут восстановить себя дома или в обычном фитнес-центре. Задача хорошего реабилитолога – разработать программу для пациента».

Василий Купрейчик – главный реабилитолог МЦР.

1391515_1110484805662773_634429706857545758_n.jpg

Многие люди в нашей стране считают, что главная задача реабилитационного центра - совершить чудо.

Мамы детей с детским церебральным параличом рассказывают друг другу истории о том, что их ребенок после многомесячного пребывания в таком-то центре начал ходить или научился держать голову, а после специальных массажей, иглоукалывания или таблеток может бегать за девушками и автобусами.

В реальной жизни все грустнее. Главный фактор для успешной реабилитации – время. Человеку сразу после инсульта или серьезной травмы помочь можно. Человеку с ДЦП или инсультом, который произошел 5 лет назад, практически нельзя.

ДЦП или поражение головного мозга после инсульта – процесс необратимый. Если ребенок не может ходить из- за серьезного поражения мозга, никакие тренажеры и массажи не превратят его в обычного человека без ДЦП. Если после инсульта рука не восстанавливается в течение трех месяцев, то, скорее всего, человек уже не сможет ей пользоваться.

Это плохая новость. Но есть и хорошая.

В России иногда можно реально помочь человеку даже через много лет после инсульта, травмы или врожденного заболевания.

«Дано мне тело, что мне делать с ним?»

Вы когда-нибудь пробовали порезать помидор одной рукой? Он укатывается, делать это очень неудобно, но можно. Просто этому нужно научить. Еще человека можно научить вставать с пола, опираясь на палку, заниматься любовью в удобной позе, пересаживаться с коляски в автомобиль или на кресло, работать на компьютере, ходить в туалет и делать тысячи других нужных вещей, которые здоровые люди делают на автомате.

Беда лишь в том, что этому никто не учит.

После болезни или травмы ребенок или взрослый получает справку об инвалидности и отправляется в неизвестность. Он не может сам перевернуться на кровати, встать с пола, пожарить яичницу, просто потому, что этому его никто не учил.

Расул-4.jpg

Поэтому одна из главных задач активной и качественной реабилитации - научить пациента тому, что сделает его жизнь счастливее. Для этого существуют эрготерапевты и специалисты по постановке движений.

Впрочем, любая реабилитация начинается с другого – с постановки цели.

Хочу ли я, могу ли я?

В любой реабилитационный центр иногда обращаются пациенты или их родственники, которые хотят вернуть себе ту свободу движений, которая была у них до травмы или до болезни. К сожалению, это не всегда возможно. Мужчина с парализованной ногой не будет бегать, ребенок, у которого навсегда отказала рука, не станет хирургом или пианистом. Цель активной реабилитации - это научить человека безопасно и правильно делать те движения, которые ему доступны. Поэтому пациента спрашивают: «Что вам не хватает для счастья?»

Ответы бывают разные. Одним нужно самим стричь ногти на ногах, другим – встать с постели и дойти сперва до туалета, затем до подъезда,  и наконец до своей дачи. Есть люди, которые хотят вернуть себе профессиональные навыки. Сантехник хочет снова менять трубы, журналист – работать на компьютере и писать статьи, дети  - учиться в школе, взрослые – готовить вкусный обед для своей семьи.
Реабилитация должна учитывать и то, где человек живет. Если на пятом этаже в доме без лифта, его нужно учить ходить по лестнице. Если перед его домом плохая дорога с ямами, то его нужно научить не прыгать через ямы, а найти доски, чтобы их перекрыть.

Есть еще отдельная группа людей, которой ничего не нужно, но о ней мы скажем ниже.

16ab108bc2acc77dff3981f591a385cf.jpg

Любая реабилитация начинается с разговора. Доктор смотрит пациента и откровенно рассказывает ему о том, что в его случае можно сделать, а что, к сожалению, нет. А еще бывают цели опасные.

Пациент с неврологическими проблемами хочет научиться прыгать. В его случае это рискованно – велика вероятность повредить мозг и стать парализованным. Но мужчина хочет прыгать просто потому, что это активность здорового человека. В таких случаях нужно аккуратно объяснять пациенту, что ему лучше найти другую цель.
Но это еще не самое тяжелое. Самое тяжелое работать с теми, кто ничего не хочет.

Сделайте мне красиво

В реабилитационный центр условного пациента привозят родители или родственники.

-Сделайте так, чтобы мой муж смог ходить.

Мужу лет 50. Несколько лет назад он перенес инсульт. С тех пор он спокойно лежит на диване, иногда совершая путешествие до холодильника. До туалета ходит, есть может. Все понимает, но говорит плохо. Мужчину все устраивает: работать не надо, жена о нем заботится, пенсию по инвалидности получает. Но любимая женщина помнит его молодым и красивым.

- Вы понимаете, что ваш муж ничего не хочет? – спрашивает ее доктор.

-Да, - отвечает женщина, - прошу вас, сделайте хоть что-нибудь.

Если супругу переубедить не удастся, ее мужа ждет две недели активной реабилитации. При этом каждый день пребывания в МЦР стоит больше десяти тысяч рублей.

3-5 часов в день с пациентом работают реабилитологи и специалисты по движению. Он должен выполнять разные упражнения на тренажерах, с помощью роботов и сложных систем типа «Вектора».

1 час в день с ним занимается психолог

Еще час уходит на отработку бытовых навыков – постирать носки одной рукой, порезать хлеб, сделать бутерброд, почистить зубы, сходить в туалет, зажечь газовую плиту, налить чаю, поработать на компьютере.

Еще один час уходит на занятия с логопедом, ведь его жена хочет лучше понимать своего любимого человека.

Минимум шесть часов в день с понедельника по пятницу мужчина занят. За две недели пребывания в центре он уже ненавидит реабилитологов, психологов, логопедов. Из-за тяжелых физических нагрузок он похудел, а каждые два дня ему нужно давать мотивировочный словесный пендель, чтобы человек хоть что-то делал.

С таким пациентом докторам очень сложно работать. Он вернется домой и снова ляжет на диван, а это значит, что все навыки, которым его научили, будут потеряны.

К счастью, есть и другие пациенты. Они понимают, что активная реабилитация – это время для тяжелой работы самого пациента. Центр активной реабилитации с обилием специалистов и тренажеров – это не советский санаторий, где пациент занят по утрам, а после обеда лежит в палате и играет в карты. В МЦР у пациентов остается время только на сон, еду и небольшой отдых.

Сколько стоят две недели тренировок?

Ответ на этот вопрос зависит от тех целей, которые поставили перед собой пациент и команда реабилитологов, поэтому я рассказываю об условной цене реабилитации с учетом реальных цен в МЦР.

Один час работы специалиста стоит от 2.500 до 3 тысяч рублей.

1349e3638f44493f10dc4f8371b906a2.jpg

Дороже всего стоят занятия на подвесной системе «Вектор» - около четырех тысяч за полчаса. Разница в стоимости реабилитации зависит от того, сколько часов физкультуры в день нужно пациенту (от трех до пяти), нужны ли ему ежедневные занятия с психологом и логопедом, проживает ли он в реабилитационном центре или приезжает на занятия из дома.

Представим себе, что одному пациенту нужно три часа физкультуры в день, один час бытовой адаптации, одно занятие с психологом. Получается 5 часов. Умножаем на 3 тысячи. Получаем 15 тысяч рублей в день. Занятия проходят 5 дней в неделю, десятидневный курс будет стоить 150 тысяч без учета питания и проживания.

Другому пациенту нужно четыре часа ЛФК в день, которые включают в себя полчаса на «Векторе» и одно занятие с психологом. Курс 10 дней.  13 тысяч 500 рублей в день уходит на специалистов + 4 тысячи рублей за занятия на «Векторе». Получается 17 тысяч 500 рублей в день или 175 тысяч рублей за курс.

Формула расчета стоимости довольно проста. Чем больше человеку в день нужно занятий со специалистами, чем больше в его программе тренажеров и механизмов, тем она дороже.

Стоит ли десять дней занятий таких денег? Это зависит от тех целей, которые ставят перед собой врачи и пациенты.

Из реабилитационного центра на фитнес

«Наша задача – сделать так, чтобы пациент после ухода из реабилитационного центра, пошел в фитнес-клуб рядом с домом, где занимался бы с учетом рекомендаций реабилитологов».

Василий Купрейчик – главный реабилитолог МЦР.

Годовая карта в одном из фитнес-клубов под Москвой стоит 28 тысяч рублей. Это цена одного – двух дней реабилитации в специализированном центре. Очевидно, что задача хорошего врача – сделать так, чтобы человек как можно реже ложился в центр на лечение, но мог получить консультацию и скорректировать свою программу с учетом новых целей и возможностей.

В этом отличие европейского подхода к реабилитации от условно советского.

4e3c054da3bad774845bf2e3528f959f.jpg

Многие мамы детей с ДЦП до сих пор делают все, чтобы ребенок 6 -9 месяцев в году проводил в специализированных центрах, где ему делают массаж, различные процедуры и ЛФК. В результате человек почти не бывает дома, воспринимает занятия физкультурой как каторгу, а родственники такого пациента не могут работать и жить нормально, поскольку лежат с ним в этих центрах.

Жанна Ланда – руководитель филиала МЦР для детей, считает, что даже ребенку с ДЦП достаточно часа специальных упражнений в неделю вместе с родителями  и ежедневной 10-минутной растяжки утром и вечером. При этом ребенок может жить полноценной жизнью с учетом своих возможностей, учиться, отдыхать и общаться с друзьями, а его родители могут заниматься своими делами, не проводя все время с ребенком.

Тоже самое касается и взрослого человека. Если ему составили правильную программу, помогли вернуться к нормальной жизни и работе с учетом его возможностей -  ему дали в руки удочку, с помощью которой он сам наловит себе рыбу, если захочет.

Фото Павла Смертина и из личного архива Василия Купрейчика.

© 2005–2018, БФ «Счастливый мир»